Эссе для Esquire

Я не студент, и, вроде как, не журналист, но все же…
попробовать перо хотелось бы. 
И вот мое околочетырехтысячное заявление на практику в Esquire

Cочинение на тему:
«Как я провел лето жизнь»

3968

Меня меняет.
Меня по-прежнему меняет.
Время заставляет.
Пару дней я просто не мог поверить, что лето началось. Интересно, как нам его описывают: солнечное, мое, дети бегают-резвятся, и сладкое мороженое, которое стекает по руке. Бред! На деле же жизнь… ой, то есть лето, немного или намного реальнее, чем могло показаться. Солнце в зените может свести с ума. Природа с легкостью способна тебя убить . За мороженым нужен глаз да глаз, на него покушаются все представители животного мира. А дети, заложники списка литературы на лето, которые становятся взрослыми со Стокгольмским синдромом. Как и я, подписавшись под ваши правила жизни, составляю свой список, одновременно кошмарный и завораживающий.

Детство.
Любимая книга – издание иллюстраций художника Меринова. Я предпочитал осмысленный юмор в неосмысленном возрасте. Эта книга (кавАРТдак – прим. 13-1520) ходила за мной по пятам: ванна, улица, школа… Способно ли детское сознание откладывать в уме то, чего не понимает? Понятия не имею. Все мы задумываемся над тем, что сделало нас такими, какими мы вдруг оказались. Какое именно явление? Явление первое: родители со своим трансерфингом. Явление второе: я был мал, дышал всем в пупок (Македонский­–150 см, Ленин–164 см и т. д.; ну вы поняли, о чем я). Явление третье: сны(в основном, кошмары, они и по сей день со мной, только вот я стал наслаждаться ими). И явление четвертое – это Алиса (“Алиса в стране чудес” – прим. 13-1520), господи, как потрепала ты меня.

Отрочество.
Ты ставишь, предположим, на 12 красную, подбрасываешь над столом игральные кости и ждешь, пока гравитация сделает свое дело. Именно так я и познакомился со своей первой, как на 4 курсе уже шутили, “ОПГ”. Не задумываясь, нам пророчили тюрьму. Бермудский треугольник, который существовал специально для меня. Мне нравится думать, что он был призван показать все краски жизни, открыть обратную сторону медали, защитить от снобизма. Три человека, которые изменили меня. Еврей по крови, хохол по происхождению и русский не по призванию. Но они представлялись как армянин, русский и человек. Это было бы смешно, если бы я не был “мультибрендовый”. Гребанные мушкетеры. Анекдот, так и напрашивается.

Юность.
Возможно, даже сейчас Достоевский угрожает своим топором и меняет меня. Часть вторая, глава первая. Пока Раскольников решается на шаг, интересно представить его на конце пера Достоевского в данный момент, пока он только истерика, действие, что-то с обратным отсчетом. Может сам персонаж так разозлил автора, что он в наказание за преступление его сослал на страницы тысячи и тысячи книг. Каждое новое поколение 11-классников открывают книгу на n-ой странице и все по новой. Его круг ада – быть прочитанным пустыми умами.

Прости Серый, но вопрос, что тебя изменило – клишивый (клише и плешивый – прим. 13-1520). Моя жизнь не роман Сэлинджера, или пьеса Мольера. На самом деле, мы намеренно придаем значимость какому-то событию, которое якобы нас изменило. Ибо мы дети истории, басен, выдумок. В любом рассказе герой сталкивается с нечто таким, что кардинально меняет его. Мы нашли “рецепт” успеха, разобрали на запчасти выдумки и нашли закономерность. Молодцы! Наше общество превратилось в тысячи плохих малобюджетных фильмов, в которых каждый зачитывает монолог: да знаешь, через что я прошел; а в нашем детстве…; я падал и снова поднимался. Каждый хочет притянуть за уши фортуну. Но мы ведь не компьютерная программа, которую можно переписать, ну, по крайней мере, если не слушать Вачовских.
Каждый закат глумится надо мной, и лишь изредка вместе со мной. Вчерашний я – человек, который изменил меня сегодня. Он прожил меньше меня, но почему-то на голову мудрее. Я буду меняться, смеяться, терзаться, удивляться, зазнаваться.
Все ради тебя, Минаев, и твоего титула после моей фамилии.

Где-то в соседней комнате горчит подруга.
­– Жизнь нашинкуй!
– Что, прости?
– Зелень, говорю, нашинкуй для салата!
– Да, дорогая.

(Aristarkh Volt, пока еще не Esq.)

P.s. Под курсивом разглядеть искаженную реальность

3968


И то, что не вошло в четырехтысячное↵ войско

Дело №13-1520
МММ (мираж меня меняет)

Меня меняют мнения людей,
Зависим я от их страстей.
Я в ступке растолчу,
Смешаю гнев, воззрение, гордыню и любовь.
За свет не расплачусь,
Кредит возьму я вновь.
В залоге мне откажут
Скажут, жуй морковь.
И бог нахмурит бровь.
Впервые ль вновь?

Задумавшись лишь по велению Минаева, я понял, что нет какой-то абсолютной точки невозврата, которая меня изменила. Не вышло мне статься главным героем драматического сюжета. Так что разделю на абзацы некие вспышки, которые породили того, кто пишет сейчас вам.

Мой отец всегда говорил, что люди, как необогащенный плутоний. Лишь ждут момента, чтобы взорваться и ворваться с визгом в этот мир.

В редакции у отца я пытался не состарится раньше времени. В его газетах меня 6-летнего могли привлечь лишь карикатуры. Понимал ли я смысл их? А какая разница. Свойства карикатур – забавлять род людской вне возраста. Со временем художник этот издал книгу “кавАРТдак”. В тот же день она оказалась на полке нашей библиотеки. Конечно же, через пару лет я забыл о ней. А недавно в сети совсем случайно наткнулся на фотографию художника Меринова и в голове моей сразу всплыла одна из его карикатур: человек, который смотрит в окно, замурованное кирпичом. Чрезмерное употребление МЕЧТ вредит вашему здоровью, гласит он.

Псевдоним, который я взял себе для жизни.
С раннего возраста отец рассказывал истории о народе, который чудил вопреки законам физики, об их традициях, о воспитании, о 40 годах странствия. Все эти годы, наши разговоры, шутки, намеки были предисловием к 17 дню рождения, когда он сообщил о наших корнях. Это время люди прозвали эпохой «почитания евреев». Но мне уже 24 и я не только переболел кошерную кровь, но и узнал о пол дюжине других. В итоге, брать за основу какую-либо нацию стало смешно. Я намешан настолько, насколько это невозможно. Смешно было назваться хоть какой-либо из них. Вот я и решил отложить весь этот бред в сторонку и статься выдуманным персонажем.

Они не были друзьями. Вообще сложно даже было представить их вместе. Но к их счастью был посол доброй, и не только, воли. Каждый из них был лидером. Поэтому мы постоянно делили шкуры неубитых медведей. Порой, шкура была даже единорогов, но это не мешало нам строить планы.

Это было бы смешно, если бы я не был
мультинапичканным/миксованым.

4 художника, которые породили во мне сомнения, что этот мир фальшив. Скульптор М. Каттелан, повар М. Боттура, дизайнер одежды  В. Вествуд и режиссер К. Долан.

Каждый день, подруга моя ночь, изменяет мне с рассветом. Я просыпаюсь в ее постели… (че-то перемудрил)

С самим собой само собой не гоже оставлять самих себя.
Это часто называют крайностью, градусом кипения. Для некоторых это зыбучий песок, а для других реактивный двигатель ранец. Алисе оно подарило новый мир, а у других отняла и свой.
О, как отрочество; д, как дума и, как искусство н, как не знаю, что дальше уже выдумать… – Одиночество

Черновики (неизданное)

1
Рецепт блюда
Банановый взрыв мозга
Карри из заблудших мозгов

Ингредиенты: 
Мозги 400 г. (на выбор)
Лук репчатый 2-3 шт.
Чили зеленый 1 шт.
Кокосовое молоко 2 ст.
Соль
Сахар
Цедра лимона 100 г.

(Перед каждым абзацем в виде завуалированного объяснения)
Мозги замаринованные под соусом любви и противоречия на 16 лет.

Лук репчатый нарезать кольцами и обжарить до золотистого цвета.

Мелко нарезать зеленый чили, вместе с семенами.

2 стакана кокосового молока, “после того как все закипит”

Натертая цедра лимона, чтобы жизнь не казалась чересчур сладкой.

Соль, сахар по вкусу.

Приятного аппетита, не подавитесь смехом или мною. я едва не подавился пока пробовал себя насущного. И все подается на блюдечке с голубой каемочкой.

2
Кавказский экспресс

Если представить, что время нелинейно, а я экспресс, который подбирает набирает пассажиров, багаж плохих и хороших поступков, то можно обрисовать то, как я  вижу свою жизнь. Где есть прошлое, настоящее и изменяющееся. Некий реагент, который влияет на первое и второе. Вы спросите почему изменяющееся и куда делось будущее. Так уж вышло, что будущее нам не открыто, настоящее постоянно в движении, а прошлое изменяется под давлением нашего стыда.
Не уверен, что вообще можно измениться. Точка на отрезке, после которой все пошло иначе? Мой “луч” скорее усеян “запятыми”.

3
Встать, суд идет

Слушается дело № 13-1520. Подсудимый в лице Вольт Аристарха приговаривается к казне через жизни, полной выдумок и небылиц, изложенных на бумаге. Пока сердце не зальется чернилами, а память о нем не будет храниться на дальней полке в безымянной книге.

4

(Написать эссе в виде рассказа через призму старика-рыбака?)
За 20 км от берега, за три дня от отплытия и далеко за 30 градусов от нормы в шлюпке посреди моря загорал старик. Смуглый как слива, с длинными седыми волосами, платком на запястье, с книгой на груди и в порванных тапках и с розовым кружевным зонтом наперевес. Зенитное солнце прибавляет красок в его жизнь. Солнечный удар и Твитти начинает полет по “орбите”.

Categories: Esq.

Leave a Reply